DNK (dsvintsov) wrote,
DNK
dsvintsov

Школьный трип по Крыму `97. Часть Первая (День 1 - 3)

Из заключения:
"Для многих из нас, а не только для меня, эта поездка стала самой запоминающейся. Мы не один и не два раза вспоминали самые яркие ее моменты, и продолжали вспоминать каждый раз, когда нам приходилось встречаться после школы. И сейчас, если нас собрать вместе, то рано или поздно, когда любопытство о том кто, где, кем работает и на ком женат, уйдет, мы начнем с удовольствием вспоминать наш Крым." 
   Это было ровно 15 лет назад.
Моим школьным годам посвящается.
СБОРЫ

Дело было летом после окончания 10 класса. Мы сдали переходные экзамены, которыми нас обложили, как налогами, школьные руководители и в последнюю неделю июня собирались стартовать в Крым. Брали всех желающих, но только из нашего класса, т.к. именно наш класс был экспериментальным в нашей школе, да и в Москве в целом. 

С нашего будущего выпуска школа обретала статус экологического направления и нас усиленно пичкали уроками экологии. Два урока теории в будни и четыре урока практики в субботу. По субботам нас выгоняли пастись в какой-нибудь парк, где мы проводили различные замеры, исследования, топографические зарисовки, выездные лекции и т.д. С одной стороны в субботу мало кто хотел учиться, с другой стороны учеба на природе лучше, нежели торчать в школе. К концу 10 класса парки в Москве неожиданно кончились, и не осталось ни одного, в котором бы мы не сперли кусок земли или не взяли бы местную лужицу на пробу или не произвели бы перепись всей флоры и фауны на выделенном нам участке. 

Я думаю, что именно по этой причине нас решили вытащить на новую и неизведанную территорию, на полуостров Крым. Наш классный руководитель Лариса Дмитриевна с помощью нашего директора выбила у школьной управы денег на поездку, обеспечила группу желающих десятиклассников в составе человек 15 и возглавила группу надзирателей за этой взрывоопасной массой. Взяла она с собой главного идеолога поездки – учителя экологии Виктора Георгиевича (далее «Эколог»), а также его друга и незаменимого в походе человека по имени Владимир (пусть будет так, ведь как я ни пытался, но не смог вспомнить его имя, но мне кажется, что Владимир). 


Наш класс был небольшой, всего человек 18 и он был единственным десятым классом в школе. Все остальные ученики разбежались по другим школам, как только узнали про будущий экологический уклон. Класс был сборной солянкой из двух полноценных «ашек» и «бэшек» и в самом начале 10 класса мы жались небольшими группками по своим углам. В сентябре, прям первого числа, нам объявили о возможности сгонять в Питер в некую экспедицию, в план которой входил сплав по Неве на ялах до самого Питера с дальнейшей полноценной культурной программой на несколько дней. Согласились немногие из класса и потом сильно пожалели. Мы приехали оттуда с шикарными эмоциями, незабываемыми впечатлениями и самое главное – сдружившимися. Естественно при принятии решения о том ехать в Крым или нет, каждый из нас руководствовался двумя критериями: те, кто ездил в Питер сразу сказали «ДА», ожидая как минимум не меньших впечатлений, а те, кто не ездил также сразу согласились, вспоминая весь наш постпитерский пиар. Не поехали только те, кому здоровье не позволяло или планы были на этот период. Поэтому Ларисе Дмитриевне не нужно было сильно упрашивать кого-то. Особенно учитывая тот факт, что платить за такие каникулы родителям не нужно было. 

Единственное на что нужно было потратиться это: на спальники, коврики, рюкзаки (у кого не было), на распределенный список еды в виде банок со сгущенкой, консервами, тушенкой, макаронами, крупами и т.д; сдать денег на обратный билет для каждого, чтобы это было неким неприкосновенным запасом; ну и выдать детям денег на карманные расходы. 

План передвижений по Крыму и план экологических мероприятий как-то прошел мимо меня или я просто не помню. Но весь наш двухнедельный маршрут был для меня неизвестен, что оставляло в голове место для фантазии. 

Я же, притащивший с собой из Питера рюкзачище впечатлений, ожидал чего-то еще более незабываемого. И я бы взял с собой рюкзак побольше, чтобы больше впечатлений влезло, но не нашлось такого. Да к тому же солидную часть этого рюкзака заняла папина палатка, которую я взял с собой. 

Итак, я забил рюкзак под завязку, получил приличную сумму на карманные расходы, вместе с ними я получил ЦУ на время всей поездки. Взял обязательнейший в списке вещей головной убор, который нужно будет предъявить Ларисе Дмитриевне на вокзале, как билет на поезд и двинул на вокзал.

Как я уже написал, маршрута я не знал, но для удобства повествования я решил указать маршрут вначале. В нем различными цветами обозначены глобальные передвижения по Крыму и этому же цвету соответствуют все памятные места. 

Общая карта

Итак, наш первый чекпоинт на киевском вокзале и скорый поезд Москва – Симферополь. Просьба провожающим покинуть вагон.

Москва-Симферополь

ДЕНЬ 1

Шестнадцать лет это уже тот возраст, когда ты пытаешься ухватиться за любой представившийся шанс побыть одному, сплавив из дома родителей; заночевать не дома, оставшись у друга или девушки. Это тот возраст, когда нам хочется свободы, а свободе хочется навсегда остаться на свободе. И она готова на любые действия и поступки, чтобы доказать свое право на приоритет в нашей жизни. 

И вот эти полторы дюжины вырвавшихся на свободу тел решили эту самую свободу отметить прямо в поезде. Причин для этого было много: не нужно откладывать на завтра то, что ты можешь сделать сегодня; у нас были купе, которые позволяли отмечать без палева и всю ночь; никто не знал, что нас ждет в предстоящие две недели, переживали; и ехать сутки!

crimea97-15
(Фото из архива нашего класса. Я справа)

Из под стола нашего купе неожиданно всплыл полный пакет пиваса. Из другого пакета зашуршали чипсы и сухарики. Ну и понеслась. День предстоял долгий, ночь еще длиннее. На каждой остановке некоторые богачи, получившие денег в дорогу, как небольшое наследство, скупали все подряд: от тульских пряников, но почему-то в Орле, до раков и уже на украинской стороне. 

Именно эти раки утром спасли многих от подозрений в распитии алкогольных напитков со стороны наших надзирателей. Пацаны ссылались именно на них, оправдывая свой сине-зеленый цвет лица. Но обидней всего было то, что действительно именно раки были причиной их отравления. 

Выгрузившись из поезда, мы сразу же наткнулись на нашего, временами, одноклассника. Он живет на две страны и периодически, приезжая в Россию, учится в нашем классе. Он приехал к поезду с нами потрещать. А времени потрещать у нас было вагон. Наверное, тот самый вагон, который нам прицепили на украинской таможне. Дело в том, что на протяжении всего трипа сидеть и ждать нам приходилось очень часто и очень долго. В это время наши пионервожатые учителя обычно искали нам транспорт, договаривались о жилье, экскурсиях, обеде на всю толпу и тому подобное. Мы прекрасно понимали необходимость всего этого, но все равно с каждым разом это становилось все напряжнее и напряжнее. В этот раз мы сидели на рюкзаках на украинском солнцепеке и ждали трансфер в отель автобус. 

Я первый раз за эту поездку был горд собой потому, что не пил пива и не ел тех самых раков в поезде. На полуденном солнышке мне было просто жарковато, а вот лица сине-зеленой наружности сначала взбледнули, а затем налились красненьким, и видно было, что им стало еще некомфортнее. В общем, отметили они на славу. Кстати запомним этих двух хамелеонов, они нам еще пригодятся. 

Тем временем приехал автобус, и мы с облегчением в него загрузились. Нам предстоял марш-бросок по маршруту Симферополь – село Прохладное Бахчисарайского района.

2

Ехать оказалось недолго, всего 27 км по карте. Но по ощущениям и визуальному восприятию казалось, что проехали пол Крыма, т.к. уезжали в жару, а выгружались из автобуса мы уже в жесткий ливень с грозой. Видимо нам были здесь не рады. Кое-как покидали рюкзаки в центр небольшой полянки и натянули пару навесов от палаток. Так и стояли. Рюкзаки от дождя спасли, а сами уделались полностью. Почему мы стояли и ждали под дождем, а не прятались куда-нибудь? Правильно, учителя договаривались о том, чтобы вписаться в местные номера… комнатыбараки… помещения, где есть четыре стены с окнами, пол и потолок. Нам этого было вполне достаточно, т.к. в палатках такой роскоши нет.

crimea97-1
(Фото из архива нашего класса. Мужской люкс)

Разделив два помещения на женский и мужской, мы начали распаковывать вещи. На вечер перед нами поставили две задачи. Первая - разбиться на четыре группы, в которых мы будем все это время работать над  экологическим проектом. Вторая – скинуть всю съестную провизию в одну кучу, произвести инвентаризацию и распихать по рюкзакам с фиксированием у кого что лежит.  Со второй задачей справились довольно легко, водрузив ответственность за продукты на старосту, т.к. почерк у нее красивый. Выгрузить и распределить продукты мы, конечно, ей помогли. А вот для решения первой задачи пришлось проводить соревнования по ораторскому искусству, определению кто больше знает матных слов и у чьих баранов самые мощные и лихо закрученные рога. 

Смеркалось. Убившись об стену Разбившись на группы, мы собрались у священного костра. Священным он был потому, что жрать хотелось сильно. Ели мы последний раз утром то, что осталось из домашнего вещмешка. Каким же я был дураком, когда мама его набивала яичками, помидорками, огурчиками, курочкой в фольге, а я все пытался половину выложить. 

Оказалось, что в знак нашего прибытия и первого совместного ужина, эколог забацал шашлык, который уже шкварчал на углях. А чтобы компенсировать вероятные потери здоровья из-за дождя и промокшей одежды, нас решили напоить глинтвейном. Здесь вы должны четко уловить остроту этого момента. Нам было по 15-16 лет и поить нас глинтвейном было за гранью всех моральных устоев со стороны учителей. Я предполагаю, что на «учительском совете» были тяжелые трения. Инициатива такого рода профилактики нашего подмоченного здоровья, наверняка, шла от Владимира, Лариса Дмитриевна была категорически против, а колеблющееся слово эколога все решило.  Я тогда первый раз услышал слово глинтвейн, и для меня пришлось его несколько раз повторить, прежде чем я смог его сам произнести. Говорили, что это варево из вина и различных специй. Я на тот момент алкоголь ни в каком виде не пробовал, но такое завораживающее слово, как глинтвейн, меня очаровало, и я решил попробовать. Не впечатлило. Опытные глинтвейнисты предположили, что это был котелок обычного чая, в который добавили крышечку красного вина и специй для вкуса. Так что прощание с алкогольной девственностью не состоялось. 

Замысел с ужином у костра был потрясающим, но вот то ли мясо попалось неудачное, то ли эколог мариновать его не умел, то ли в темноте его пожарили плохо, то ли шашлык был не свеж, т.к. проехал с нами сутки в поезде и полежал на солнцепеке, но я его есть не стал. Как позже оказалось, найдя в ближайшей помойке кожуру от целого батона колбасы и пару пустых банок шпрот, не я один его не ел.

Вот так, на ощутимом позитиве, но с небольшим чувством разочарования в ужине, мы укладывались спать.  Так закончился наш первый день этого Крымского трипа. 

ДЕНЬ 2

Когда мы собираемся куда-нибудь на отдых, то хотим, чтобы было все по высшему разряду в рамках запланированного бюджета. Мы тщательно выбираем куда поехать, еще тщательнее выбираем отель, тур оператора, чтобы не продинамил. Мы готовим кожно-смазочные материалы для загара, собираем мотки проводов для телефонов, планшетов, ноутбуков, фотиков и ебуков. Инвентаризируем свой гардероб и в случае необходимости обновляем его. В общем, мы делаем все для будущего хорошего отдыха. Но есть одна вещь, забыв которую, отдых можно просто испортить. Это настроение. Если вы настроены на хороший отдых, вы позитивны и улыбаетесь просто так, то хороший отдых получится сам собой, даже если вы забудете весь чемодан дома. А если настроения нет, то ни чемодан, ни солнце, ни апельсиновый фреш вас не спасут от пессимистических мыслей.

Проснувшись утром на полу нашего десятиместного люкса, я вышел во двор в стиле «Ах» из мультика про «Ох и Ах» - бодрячком:

ОХ и АХЖили рядом Ох и Ах,
Друг от друга в двух шагах.
Ах — шутник и хохотун,
Ох — отчаянный ворчун.
Ах — работать не боится,
Аху — охать не годится,
Улыбнётся, скажет: Ах!
Дело спорится в руках.
Ох глаза косит на Аха,
На дела глядит со страхом,
И наверно потому
Не везёт в делах ему.

Ахнув во двор, первое, что я увидел это ворчание на женской половине. Уже в первое же утро у кого-то началось бытовое нытье, что с потолка ночью капало, из матраса в попу упиралась пружинка и из умывальника на улице течет ледяная вода. Пришлось пообещать, что скоро все эти проблемы будут устранены. Мне и врать не пришлось, ведь по плану ночлег в палатках, а в них потолок не течет, из коврика не торчат пружинки, а умывальника и вовсе не будет. А сам я второй раз за поездку гордился собой потому, что взял в поездку надувной матрас, который выполнял мне функцию спального матраса, да еще и без пружинок в попу!

Завтрак по графику был через час. Учителя договорились с местной деревенской хозяйкой, которая за деньги будет нас кормить трехразовым питанием у себя на терассе. Терасса вмещает человек десять, поэтому ходили в два захода.

Этот час можно было как-то убить и Владимир, который друг эколога, собрал всех пацанов, попросил нацепить плавки и повел на озеро. Оказывается, в той сельской глуши, в которой мы остановились, в пятистах метрах от места нашей стоянки было превосходное озеро не маленьких размеров. Тогда оно мне казалось не маленьким, как обычно в детстве, а сейчас можете судить сами, на карте оно отмечено под цифрой 3. Превосходным оно было еще и потому, что озеро было у подножия высокого и крутого холма и один из его гладких каменистых выступов входил прям в озеро. Около этого выступа высотой метра 3-4, глубина была приличная. Естественно мы весь час атаковали озеро с этого выступа и «бомбочкой», и «рыбкой», и «солдатиком», пытаясь его расплескать на всю округу.

После такого интенсивного купания завтрак шел на ура. И во время завтрака на Владимира искоса поглядывало несколько пар благодарных щенячьих глаз. Вот так просто оказалось расположить и заслужить уважение к себе со стороны стаи диких волков, коими могла казаться кучка десятиклассников для любого незнакомого человека.

После завтрака нас ждал первый профильный выход на местность. Как экологи, мы приехали в село Прохладное, чтобы исследовать местный оползень, а точнее посмотреть на его масштабы, на его историю, на его изменения, на растительность. Вообще оползневые процессы довольно активно себя вели и продолжают вести по всему горному Крыму. На карте нашего трипа этот «прохладный» оползень отмечен цифрой 4. Чтобы его разглядеть сделайте почти максимальное приближение на карте и выберите режим «спутник». Если видите кольца и различные кривые линии вокруг колец – это он и процесс его движения. Или смотрите его здесь:

3

Дошли мы до нужного места довольно быстро. И, слава богу, потому как шли все время в гору, и было очень жарко. Лариса Дмитриевна, мгновенно оценив сложившийся градус ситуации, заставила всех надеть головные уборы. А я как ребенок, который все детство не признавал никакие головные уборы и упрямо выгорал на солнце до блондина, естественно забыл свою бейсболку в рюкзаке. Забыл, как забывают сделать домашку или забывают дневник дома. Лариса Дмитриевна меня отругала за это.

Надо сказать, что со спутника в 2012 году оползень видится впечатляющим, большим и интересным. А тогда, в 1997 году, мы ни черта не могли рассмотреть. Нам приходилось смотреть с холма и принимать на веру то, что нам о нем говорили, куда тыкали пальцем и описывали размеры. Я лично расстроился. Но работа есть работа, и мы принялись за дело. Я не буду подробно писать, что мы делали следующие пару часов потому, что «а» - это скучно, «бэ» - я просто не помню. Мой мозг заполнялся информацией, впечатлениями и окружающими меня картинками. И так как нам предстояло еще почти две недели путешествия, то он, видимо, боялся заполнения всей своей памяти и отсортировывал что-то не очень важное по его мнению. Поэтому на протяжении всего трипа я смутно помню какие нам давали задания, что мы измеряли, чертили и фиксировали, о чем писали в своих дневниках. На этом оползне, флешбэками, я могу припомнить лекцию про геологию Крыма, как нам раздали участи для заданий, и как мы ходили с десятиметровой рулеткой по кустам, оврагам и колючкам, чтобы поставить колышки, как мы зарисовывали местность, и как пытались отличить полынь от репейника.

crimea97-39
(Фото из архива нашего класса. Дрищ второй справа - Я)

Когда все было сделано, мы решили спуститься не по дороге, а по самому оползню. Так выходило короче, т.к. солнце жарило нещадно, и интереснее, ибо многие успели заскучать, когда пришлось ждать выполнения заданий остальными группами. По крайней мере, нам обещали, что будет быстрее и интереснее. На деле оказалось так, что идти было гораздо тяжелее, приходилось петлять, мы заблудились и не могли найти выход к дороге, вода у всех кончалась и начинали гореть плечи. Где-то в промежутке между уже зародившимися сомнениями и зарождающейся тревогой мы наткнулись на черешневый сад. Кто-то кинулся прятаться в тенек, кто-то упрямо плелся дальше, а я в группе выживших бросился на деревья за черешней. Урожай черешни уже собрали, и на каждом дереве осталось не больше 20 ягод, да так, что с земли не достать. Крымская черешня была размером с подмосковную сливу, а вкуса просто нереального. Это была самая вкусная черешня на свете. Некоторые точно со мной не согласятся, потому как, пытаясь дотянуться до очередной ягоды, наша староста рухнула вместе с веткой на паренька, который стоял внизу и ловил в свою кепку добытые ею ягоды. Все обошлось без серьезных последствий, если не считать, что эти герои долго не могли просмеяться, и их ржач, вместе с подробным описанием случившегося, доводил нас до такого же состояния.

crimea97-13
(Фото из архива нашего класса. Пожиратели черешни. Внизу - староста)

В таком хихикающем состоянии мы неожиданно вышли к нашему озеру, которое казалось нам спасением от всех бед. Я с группой единомышленников, никого не спрашивая и не дожидаясь, рухнул в прохладную воду и к моменту подхода арьергарда уже почти высох. Это освежающее действо выглядело как в рекламе «мятный дирол – освежающий вкус» и имело такой же эффект. Все вокруг остались такими же уставшими и душными, а мы бодрячком и довольные собой.

После обедо-ужина нам обещали дать увольнительные до захода солнца, если мы зафиксируем сегодняшний день в наших дневниках и перенесем на чистовики выполненные задания. С этим пограничным «если» все быстренько как-то разобрались и разбежались как тараканы. Из интересных вариантов на вечер было три основных варианта: сходить еще на одно озеро, которое было довольно далеко и виднелось с нашей возвышенности; встретить закат на горе, взобравшись на гору нашего озера; забухать, затарившись в местном сельском магазине. Заранее отбросив третий вариант, я мельтешил между первыми двумя. Решил попробовать успеть в обе экспедиции вписаться.

Протопав пару километров до видневшегося совсем рядом озера, мы, чертыхаясь от такой визуальной несправедливости, наткнулись на унылое камышиное болото. Увидев эту картину, я рванул обратно в надежде успеть на закат. Убегая, я обернулся и увидел, что парни стягивают шорты и собираются лезть в воду. Типа, что не зря сходили.

А вот закат не подкачал, в тот день он был прекрасен. Гора оказалась одной из самых высоких точек на пару километров вокруг, и вид открывался потрясающий. После такого длинного, жаркого и физически непростого дня, вот так посидеть и попялиться в одну точку в полутора тысячах километрах от дома – кайф. Когда ветер, который, как никто другой символизирует образ свободы, обдувает твои слегка обгоревшие плечи – кайф. Когда ты, радуясь такому хорошему прошедшему дню, понимаешь, что это только начало – кайф.

ДЕНЬ 3

Есть мнение, что периодами наша жизнь бывает белого или черного цвета. И эти цвета обязательно, как у зебры, чередуются. За белой (хорошей) идет черная (плохая), затем снова белая. У психологов зебра, наверное – святое животное. Если у человека проблемы в жизни, то не беда, по системе «Зебра» им удается четко определить, что скоро черная полоса закончится, а вместе с ней и все проблемы клиента. Еще нам известно, что ширина соседних черных и белых полосок у зебры приблизительно одинаковая. И если психологи смогут у клиента установить начальную и конечную дату предыдущей белой или черной полосы, а в месте с этим и длительность этой полосы, то по системе «Зебра» можно будет прогнозировать дату окончания проблем у человека с точностью до недели. 

Другой человек на моем месте назвал бы этот день началом черной полосы, т.к. вчера еще все было превосходно, а сегодня не заладилось еще ночью. Но для меня зебра это не система, а ржачное животное и к подобным жизненным ситуациям я подхожу с точки зрения случайных величин в теории вероятности, т.е. как фишка ляжет.

Проснувшись ночью от чьего-то хихиканья, я протер глаза и понял, что стал жертвой зубопасточных бандитов. Это такие бандиты, которые провели свое детство в пионерских лагерях, в которых им привили традицию мазать зубной пастой спящих людей. Я так-то не растерялся даже. Сначала, по горячим следам, я установил их личности, высказал им все, что пришло на язык спросонья, затаил обиду, и только потом рассмотрел масштабы преступления. Эти хитрецы не стали мазать мне щеки, как обычно в таких ситуациях, а намазали руки, чтобы я испачкал как можно больше себя и своего спального места. Что я собственно и сделал, уделав свой глаз, волосы, подушку и простынь. Пришлось переться на улицу к умывальнику и замывать пятна на себе и на простыне. 

Потратив минут 30 на водные процедуры, и, глянув на часы, я понял, что спать осталось совсем чуть-чуть. Вчера вечером мы с коллегой по школьной парте решили встать пораньше, сделать пробежку и занырнуть в озеро. Бегать по утрам мы с ним решили, когда были еще в Москве, но в первый день в Крыму руки ноги до этого как-то не доходили. А тут дошли.

Мы покинули спальное царство, и вышли на дорогу. Было довольно рано и свежо. Горизонтальных дорог в этой местности не наблюдалось в принципе, и мы задумались, в какую сторону бежать: вниз или вверх. С одной стороны бежать вниз легче, а с другой – легких путей мы не искали. Двинули вверх. Крутяк был градусов 11-12 и бежать было просто нереально: ноги забивались, легкие хотелось выплюнуть. Мой коллега с приличным стажем курения и флегматичным отношением к физкультуре отвалился метров через сто. Я не курил и спорт для меня был любимым занятием, но даже в этих условиях я отвалился уже метров через двести. Тоже мне, спортсмен! Ноги полностью забились, и спускаться пришлось, чуть ли не на четвереньках. Немного отмокнув в озере, я старался смыть свой легкоатлетический позор. Вода не помогала, и я решил вышибать клин клином. Но, прыгая с выступа рыбкой в озеро, я как-то неудачно вошел в воду, и у меня щелкнуло где-то в шее. После оценок судей я понял, что вход в воду я завалил, и, что крутить по сторонам головой становится некомфортно. 

Таким немного уставшим и побитым я вернулся в наш лагерь. Но это был уже не наш лагерь. Пока мы бегали и купались, наш лагерь захватило какое-то племя краснокожих! По крайней мере, мне так показалось в тот первый момент. Когда все выползли на завтрак, то оказалось, что бледнолицых среди нас не осталось. За свою неосторожность и неумелое обращение с кремами вчера нас всех покарал Бог Солнца. Почти всех. Я накануне днем, как спец и знаток загара, успел вовремя стянуть с себя майку и накинуть ее на плечи, которым обычно достается больше всех. Это спасло их, но не смогло спасти мой выпирающий нос и руки. И если в первый раз на оползень мы шли, как стая белых лебедей, подставив наши гордые плечи и ноги солнышку, то сегодня мы шли, как группа затюканных природой гадких утят, завернутых в рубашки с длинным рукавом и в штаны. Каждый из нас люто ненавидел полуденное солнце. Лишним доказательством этому является то, что я напялил на себя ненавистную бейсболку, за что получил знак одобрения от Ларисы Дмитриевны. 

Проковырявшись полдня на оползне, мы разделились. Особо обгоревшие отправились в лагерь, а те, кто поживее отправились вдоль какой-то горной речушки к местному роднику. Не иначе, как на него посмотреть и себя показать. Нас было человек 7-8 и все парни. По дороге мы выслушали лекцию про горные реки и родники, понаблюдали, как речка может метров пятьсот ползти под землей и выскочить в самом неожиданном месте. Через пару километров мы дошли до родника, посмотрели, поплевали, умылись, набрали воды и двинули обратно.

На обратной дороге заскочили в наш ресторан на обедо-ужин. Кормили нас, кстати, неплохо. Я помню, что я ел все. А, учитывая, что я тот еще едок, то это самый лучший комплимент любому шеф-повару. 

После ужина мне пришлось наехать на свою группу из-за отказа что-либо делать по заданиям для нашего проекта. Днем они отказывались шевелиться на солнце, вечером также не горели желанием помогать. Взвалить все на себя я бы мог, но мне этого не хотелось, т.к. я сюда приехал и отдохнуть тоже. Денек у меня выдался жарким: я не выспался, меня измазали пастой, план утреннего побега провалился, у меня защемило шею, и в данный момент я одиноко сижу над кипой бумажек и схем. Нужно было со всем этим негативом что-то делать. Но что? 

Не успел я даже начать думать, как в наш люкс вошел один мой одноклассник (из тех хамелеонов в поезде) и поинтересовался причиной нарисованной на моем лице озабоченности и печали. Я как мужик признался только в физическом дискомфорте в области шеи. На что он мне ответил что-то вроде: «гавно вопрос!». Расположил меня лежа на полу лицом вниз и начал мне зубы заговаривать, что папа и мама у него врачи, а он ходил на какие-то курсы по массажу и вообще собирается поступать в мед и бла бла бла… И в тот самый момент, когда я уже представлял себе его папу и маму в белых халатах с перчатками на руках, а его самого с учебником по фармакологии… он резко дернул мою голову в правую сторону, дождался какой-то моей реакции и дернул в левую сторону. На этом он не остановился. Он начал рубить и кромсать давить мне на спину и лопатки так, что хрустели все позвонки по очереди. Видимо моя реакция на вправление шейных позвонков была довольно однозначной, потому как шоу с щелканьем моих позвонков сбежался досматривать уже почти весь лагерь. Надо сказать, что моя голова после такой терапии вертелась лучше обычного. 

На этой позитивной ноте можно было бы день и заканчивать, если бы за ней не пришла еще одна позитивная нота. В одной из команд поссорились две девочки из-за гиперактивного участия в работе над заданиями. Кто-то что-то у кого-то отнимал или не давал делать. Это не так важно. Как только я об этом узнал, тут же моя вертящаяся во все стороны голова предложила идею обмена активного участника девчачьей команды на неактивного участника моей команды. И мы ударили по рукам. Как говорится, все проблемы из-за баб, но не все проблемы одинаково бесполезны! Благодаря этой ссоре, я получил к себе в группу нашу старосту. Что значительно облегчало мне работу по фиксированию всех наших данных и результатов по заданиям в дневниках, а также красивый почерк при оформлении проекта.

На следующее утро мы должны были сменить место дислокации, перебравшись в Бахчисарай. И парни предложили отметить последний вечер «в этой дыре» (цитата). Поддержали эту затею не все, кто-то устал, кто-то не хотел, а кто-то не пил вовсе. В хронологической последовательности этого дня, дальше у меня был сладкий сон. Сон, которого меня лишили предыдущей ночью. А пока я спал… Но это уже совсем другая история, которая мне открылась только утром.   

Продолжение следует…
Вторая часть: Школьный трип по Крыму `97. Часть Вторая (День 4 - 6)


Tags: Флешбэк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments