?

Log in

No account? Create an account
DNK

Измени свою ДНК к лучшему

Previous Entry Поделиться Next Entry
Школьный трип по Крыму `97. Часть Третья (День 7 - 9)
DNK
dsvintsov
Что было до этого:
Школьный трип по Крыму `97. Часть Первая (День 1 - 3);
Школьный трип по Крыму `97. Часть Вторая (День 4 - 6).

ДЕНЬ 7

Я уверен, что ночью мне снилось море. Сейчас я этого уже не помню, но мне кажется, что так оно и было. Для меня свойственны такие тренировочные сны накануне важных и не очень событий. Я обожаю ездить на поездах дальнего следования: верхняя полка, стук колес, столбики с расстоянием от Москвы, остановки. Мне всегда перед поездкой на поезде снится сон, как я еду, куда я еду и как это здорово. В ночь перед стартом Евро 2012 мне снился матч Россия-Чехия, где мы проиграли 0-1, играя с подавляющим преимуществом. А сегодня ночью мне снились белые халаты, которые брали у меня кровь из вены, стучали молоточком под колено и спрашивали про семгу на углях – утром я шел на медкомиссию, а рыба это остаточное явление с дачи.

Эти сны не были вещими, не были предостерегающими, по крайней мере, я их не воспринимал всерьез. Они просто предлагали мне свою интерпретацию будущего дня, события. Сны – продукт нашего мозга, обладающего информацией о всех наших желаниях, страхах, тайнах. А наш мозг - самый хитрый и самый умелый манипулятор. Если он считает, что нам нужно поднять настроение, то выдаст приятный сон, и утром мы просыпаемся с улыбкой. Если он думает, что мы слишком легкомысленно относимся к наступающему событию, то пошлет сон-страшилку, и утром мы собраны. Единственное, что я не додумал в этой теории – кого наш мозг во сне пытается переубедить или предостеречь? Самого себя? А может быть есть дежурные по мозгу, один работает днем, а другой ночью. Один правит нами днем, когда мы в сознании, а другой ночью – оппозиционер. А что? Это нынче модно.

Досмотрев свои оппозиционные сны про море, мы двинули к автобусу. Это утро - очередной день сурка. Встали, умылись, поели, собрались, в автобус. И так уже третий день подряд. Но сегодня у нас большой автобус, который просто обязан вместить в себя всех нас, наши рюкзаки и наше хорошее настроение. Пешком сегодня никто не пойдет. Да и ехать далеко. Место назначения где-то под Ялтой.


5

В автобусе кто-то досыпал, кто-то пялился в окно, кто-то ржал на задних сидениях – довольно стандартная и скучная картина, правда? А кто у нас борец со скукой? Правильно, эколог, которого дня три не было слышно и видно. Видимо, все это время он вынашивал свой новый план. Этот план стартовал где-то на середине пути. Автобус остановился, и нас всех выгнали из автобуса что-то показать. Этим «что-то» оказалась Долина привидений.

Долина Привидений
(Фото из интернета. Долина привидений)

Вы видите на фото то же, что видели тогда и мы – скопление фалосообразных скал на склоне горы. Выглядит это довольно забавно и любопытно. Эколог нам рассказывал легенду о названии, историю создания этих скал и тыкал пальцем в какую-то точку на вершине склона. Мы послушали, пофоткали и не спеша побрели в автобус, который нас везет к морю. Мы к морю едем, им уже пахнет, а нас отвлекают. Кто-то уже успел поставить ногу на ступеньку автобуса, когда эколог, продолжая тыкать пальцем в гору, сказал, что сейчас мы все туда поднимемся.

Не успел он договорить эти слова, как на жарком голубом небе появились тучи и засверкали молнии. Отпавшая челюсть, осторожный отборный мат, обвинения в преднамеренном «убийстве» или по крайней мере в нанесении тяжких телесных повреждений, сидячая автобусная забастовка – это те основные аргументы разразившейся над экологом грозы. Впрочем, стоял он на своем твердо и уверенно, не как береза на ветру. Разрушения бурей были не сильными – от нас откололась небольшая группа ребят, у которых были мозоли на ногах или у которых на ногах были тапки, и за кедами лезть в рюкзаки они принципиально отказались, т.к. эколог об этом восхождении никого не предупредил.

Кстати у нас у всех сложилось прочное мнение, что Долина приведений была экспромтом со стороны эколога, словно привидение, попавшее под колеса нашего автобуса. И я, честно признаюсь, думал также все эти 15 лет. До тех пор пока не нарисовал карту нашего трипа. Если посмотреть на нее целиком, то вы увидите, что кратчайший путь из Бахчисарая в Ялту идет через шоссе, проходящее через знакомые точки 7 (Мангуп-Кале) и 8 (Большой Каньон) на карте. А мы поехали по более длинному маршруту в 110 километров, который на карте отмечен розовым цветом. И на этом длинном пути, как бы так неожиданно появилась Долина привидений под цифрой 10. И когда я все это увидел, то мне стало ясно, что это был план, чертовски дерзкий план.

Сам я был не в восторге от этой ситуации, но словами грубыми я не бросался, гневные молнии не метал, на моих ногах были всегдашние кеды, а мозоли обошли стороной. Прорываться наверх приходилось по узкой извилистой тропинке, через кусты, карабкаться на метровые валуны и заползать на четвереньках на крутые склоны. Однако все это называлось туристической тропой Долины привидений. Это было тяжелое испытание в очень жаркий день. В пути мы начали терять бойцов. Почти все девчонки не прошли испытание кустами, кто-то не одолел валуны, у остальных кончились силы, а ждать мы их не стали.

У меня этот момент вызывает яркую ассоциацию с супер веломногодневкой Тур де Франс. Эта гонка растянута на 3 недели, из которых первая половина это равнинные несложные участки, где на победу претендуют самые быстрые на финише гонщики. На второй половине гонки начинаются горные этапы с серьезными дорогами в гору с градиентом 7-8 градусов. На этих горных этапах на первый план выезжают самые выносливые гонщики, способные выдерживать колоссальные нагрузки на мышцы. И одним из самых последних этапов гонки является королевский этап, с помощью которого обычно определяется победитель всего Тур де Франс. Спустя 3 недели и почти 3000 километров, гонщиков ждет самый сложный этап тура, на котором им предстоит одолеть несколько крутейших и длиннющих подъемов с финишем на верхушке горы. Именно там, ближе к верхушке, остаются только претенденты на победу, самые сильные и выносливые – короли гор. Когда я смотрю такие этапы, то я удивляюсь силе воли, выносливости и их желанию победить.

По моим ощущениям, подъем по Долине привидений - это тот самый королевский этап всего нашего трипа. Поэтому не удивительно, что до смотровой площадки дошли всего человек 5-6, включая эколога и Владимира. Обменявшись запыхавшимися взглядами, мы ощутили гордость за то, что мы взяли этот подъем в таком исключительном составе. Осматриваясь по сторонам, мы пытались отдышаться. Смотровая площадка не передается описанию. Это одна из самых высоких точек горы, вид с которой в три из четырех сторон просто потрясающий. С одной стороны мы увидели море в собственной дымке, с другой – отвесный обрыв, с третьей – всю долину, как на ладони.

crimea97-18
(Фото из школьного архива. Смотровая площадка. Слева - Владимир, рядом с ним - эколог)

Мы стояли и смотрели молча, картина не требовала слов. К сожалению, на уговоры и сам подъем ушло много времени, а нам все-таки еще далеко ехать. Поэтому минут через пять мы начали спускаться и собирать по пути не осиливших подъем одноклассников, которые сидели и покорно ждали нашего возвращения.

Спустившись к автобусу, я в очередной раз для себя отметил, что для настроения нет ничего хуже ничегонеделания. Мы спустились с удовлетворенными лицами и довольные собой, а те, кто остался у автобуса выглядели измученными жарой, от которой не скрыться было ни в душном автобусе, ни в кустах, от которых тени не допросишься.

Оставшуюся часть пути мы доехали легко, любопытно прильнув к окнам. Мы ехали вдоль южного побережья Крыма по знаменитым серпантинам. День сменился вечером, когда мы выгрузились прямо на шоссе вдоль каких-то одноэтажных домов. До места нашей стоянки у моря нужно было спуститься через ботанический сад. Пройти нужно было пару километров, которые никого не пугали, а запах и шум моря придавал нам дополнительных сил. Однако, никакие психологические допинги не могли перевесить наши тяжелые ноши. Именно в этот момент я ощутил, что мы путешествуем с рюкзаками. Так получилось, что за все предыдущие дни мы рюкзаки толком не носили. Максимум, что приходилось делать, это занести их в автобус или вытащить из него. А здесь пришлось идти почти час с приличным весом на плечах и руках, постоянно останавливаясь передохнуть. Девчонки не могли толком тащить свои рюкзаки, и им приходилось помогать, у меня была палатка в руках, у кого-то пакеты. Все это сильно осложняло задачу преодолеть какие-то вшивые 2 км.

Когда мы вышли к морю нам сказали ждать, эколог ушел на поиски возможного места стоянки. Нашел он нам место подозрительно быстро. Подозрения подтвердились, когда мы увидели, что он нам нашел. Это были несколько бок о бок стоящих бетонных сооружений, у которых было три стены и крыша. Отсутствующая четвертая стена образовывала потрясающий вид на море. Вся эта конструкция была в десяти метрах от воды и все бы ничего, но там было очень грязно, и их кто-то явно использовал как туалет. Естественно, все в один голос, включая главный голос Ларисы Дмитриевны, отказались от этого места и решили расположиться неподалеку и в палатках. А эколог, пожелавший нам удачи во время дождя, гордо остался в своей келье один.

Поставив палатки и распределившись, кто в какой будет спать, мы поужинали на костре. А заканчивали мы этот очередной тяжелый и хороший день массовыми купаниями. Просто купаться это уже приятно. А купаться когда тебя не заставляют надевать резиновую шапочку, когда никто тебя не пытается вытащить обсохнуть, когда ты купаешься в море, а не в ближайшей луже, когда тебе ровно десять шагов идти до воды – это бесценно.

ДЕНЬ 8 - 9 

Когда ребенок получает долгожданную игрушку, то его не оторвать от нее какое-то время. Он будет кушать, умываться, спать ночью, но не более того. Его нельзя будет отвлечь другой игрушкой, заставить убрать стол или сесть за уроки без слез и скандала, предложить погулять. Это все второстепенные задачи, которые в мозгу ребенка кажутся совершенно ненужными и нелепыми по сравнению с тем, о чем он так долго мечтал, и что сейчас он держит в руках. Более того, он даже не вспомнит ничего из того, что было в этот период локального счастья. В такой прострации, когда смешивается один день с другим, когда не помнишь, было это вчера или три дня назад, когда живешь даже не настоящим днем, а настоящей минутой, он будет находиться до тех пор, пока не наиграется. Обычно в таких случаях говорят, что счастливые часов не наблюдают.

В таком же локальном счастье оказался и я. Из-за этого состояния в моей памяти произошел сбой и я помню различные события, но не помню в какой день это было. Я даже не уверен на 100%, что мы пробыли на море именно четыре дня с учетом дня приезда и отъезда. День приезда я уже описал, день отъезда я тоже четко помню, а вот оставшиеся между ними два дня я вам смогу передать в виде коротких вспышек и историй.

Место нашей стоянки представляло собой неширокую заасфальтированную набережную, огороженную с одной стороны морем, а с другой – Никитским ботаническим садом. На карте мы расположились под цифрой 11. Вдоль всей нашей набережной в море тянулись пирсы разнообразной высоты, длинны и формы. Между всеми пирсами была насыпана крупная галька, которая доформировала образ пляжа. Собственно этим пляжем пользовалось местное население, ну и, разумеется, мы. Свои палатки мы разместили на небольшом клочке земли под деревьями, прям у набережной.

crimea97-11
(Фото из школьного архива. Палаточный лагерь)

Набережная не была особо востребованной, поэтому мы сильно никому не мешали, как и нам не мешали тоже. Однако, в первое же утро к нам подошли несколько человек из местной «администрации», и определили стоимость нашей стоянки. Это была местная братва, которая хотела состричь с нас денег взамен на гарантию безопасности. Эколог был отчаянно против того, чтобы платить деньги этим бандитам, но Лариса Дмитриевна, как глава службы нашей безопасности решила, что 3 гривны с человека в сутки это нормальный тариф за такие условия проживания. Деньги мы отдали, и каждый день к нам подходили их представители и спрашивали все ли у нас хорошо. Достойный пяти звезд бандитский сервис я считаю.

Эколог недолго продержался в своем каменном чертоге. Уже на следующее утро он явился с повинной. Эту повинную было видно невооруженным глазом - все его тело искусали то ли комары, то ли москиты. В общем, он перебрался в палатку к Владимиру.

Купались мы много и часто, почти в формате рекомендованного Минздравом пятиразового питания: утром перед завтраком вместо душа; в самые жаркие часы один – два раза; перед тем, как сядет солнце; и ночное купание. Возможно таким образом мы пытались поддержать уровень соли в организме, которой явно не хватало в нашей пище из-за постоянной недосоленности.

Мой матрас, которым я так гордился, когда спал на полу в селе Прохладное, вновь вызвал одобрительные взгляды и разговоры. Ночью я на нем спал, а днем плавал либо я, либо кто-то еще. Примерно на второй день появились приличные волны, высотой метра полтора. По прогнозу погоды в ближайшие два дня обещали и вовсе шторм в 4 балла. Неспокойное море многих отпугнуло, но только не меня. С волнами гораздо интереснее купаться. Я, например, пытался использовать матрас, как доску для серфинга и старался поймать волну. Когда у меня это получалось, то волна (сначала метровая, а на следующий день и двухметровая) закручивала меня своим гребнем вместе с матрасом. Выплюнув меня, волна отступала, собираясь с новой силой, а я выходил на берег довольный и с галькой в плавках. Один-два больших камушка в плавках в нужном месте могли бы меня обеспечить недвусмысленными взглядами одноклассниц до окончания школы, но реальность и полные плавки камней спереди, сзади, да и сбоку полностью перечеркивали эту перспективу. Вскоре шторм разбушевался не на шутку, и волны высотой метра 3-4 в последний перед отъездом вечер оставили нас без купания, ибо страшно.

Поскольку мы находились почти на территории Никитского ботанического сада, то нас не могли не выгулять в нем. В настоящее время сад является достоянием Украины, жители которой ездят сюда на него поглядеть. Территория у него большая, огромное количество всяких дорожек и тропинок, которые то в гору, то с горы. Всякие кактусы, огромные и карликовые деревья, пальмы, различные ландшафтные решения, прудики, бассейны, бюсты Ленина – все это Никитский ботанический сад. Ску-ко-та!

Коллажи
(Фото из интернета. Никитский ботанический сад)

Еще рядом с нашим разбитым лагерем находился чудный город Ялта, который манил нас по вечерам своими огнями. Так сильно манил, что как-то днем мы решили съездить в Ялту погулять как обычные туристы: без рулетки и карандаша за ухом, без рюкзаков и перекошенных от усталости лиц. Позавтракав, мы оставили дежурных и побрели на остановку автобуса. Пока мы поднимались, мне стало плохо - меня тошнило. Мне с этим недугом обычно передвигаться даже не комфортно, а тут полдня по жаре планировалось бродить. Пришлось отпроситься и спуститься обратно. По Ялте погулять мне не удалось. Завалившись в палатку, я проспал пару часов, после чего мне полегчало. Да так полегчало, что захотелось есть.

Кстати о еде. Кормились мы с костра. У нас было с собой пару туристических канов, в которых мы варили каши, супы, макароны, чай и кофе с молоком. Так как заниматься едой особо желающих не было, то было решено составить график дежурств по кухне. Группы из 2-3 человек заступали на дежурство на какой-нибудь один прием пищи, например, завтрак. Затем на обед заступала другая группа и так далее, чтобы каждый подежурил за эти дни, и никому не было бы обидно.

Группа состояла из поваренка, кострового и посудомойки. Каждая из должностей была по-своему проблемной. В поварята по умолчанию обычно шли девочки, которых когда-то на уроках труда учили азам кулинарного искусства. Но отличницами были не все и на костре никого готовить точно не учили. Поэтому очень часто что-то пригорало, недоваривалось, постоянно недосаливалось, была одна вода, или наоборот. В общем, поваров мало кто жаловал, и все шишки обычно доставались им.

Посудомойкой быть было не престижно, но все понимали, что это халява. Нужно было только принести воды для еды и помыть два кана после, т.к. свои миски, ложки и чашки каждый мыл сам. Но если миски помыть в море не составляло труда, то отодрать пригоревшие насмерть ко дну кана макароны было проблематично. Если бы на нашем пляже был песок или мелкий камень, то можно было бы их использовать как жесткую губку, но у нас на пляже была галька размером с кулак, которой только плавки набивать и русалок пугать. Приходилось как-то выкручиваться: или пилить до пляжа с песком или тащить в лагерь песок с пляжа.

В костровые же шли, как правило, парни. Там и топором помахать надо и по кустам полазить и бревна потаскать. Но проблема была в том, что дров в округе было категорически мало. Вокруг не было леса, один сад, да и тот достояние Украины. Приходилось за дровами ходить за километр, а то и больше, от лагеря. А если уж удавалось что-то найти, то грузились по максимуму, чтобы не бегать несколько раз. Дров всегда надо было очень много и желательно заранее. Однажды получилось так, что дрова закончились в процессе варки рисовой каши на завтрак. Пришлось метнуться быстро за дровами. По возвращению огня уже не наблюдалось, и каша готовилась на углях. В итоге эта рисовая каша оказалась местами не доварена. Дежурным костровым этого завтрака был я, и именно эта недоваренная каша стала той причиной, которая не позволила мне съездить со всеми в Ялту. Сам виноват.

Когда все гуляли по Ялте, и я отошел от неусвоенного завтрака, мне пришлось примкнуть к группе обеденного дежурства. У них была лафа. Никого в лагере нет, делай что хочешь и обед нужен будет не скоро. Разговорившись с одной из девчонок, мы сошлись на мнении, что хочется что-нибудь съесть. Я провел ревизию и обнаружил полупустую банку сгущенки, оставшуюся с завтрака. Мы решили ее съесть. Эта банка ушла секунд за 30, так усердно мы работали ложками. Аппетит, как говорится, приходит во время еды. На одной банке мы решили не останавливаться, но в этот раз растянуть удовольствие. Взяли новую банку, сделали в ней две маленькие дырки, развалились в палатке и по очереди вливали сгущенку себе в рот. Не спеша, минут за 30 мы уговорили и вторую банку. Эта история примечательна тем, что в данный момент, когда я пишу эти строки и представляю полный рот сгущенки, то меня начинает тошнить. И так было всегда. Для меня это слишком жирная пища, я не могу есть сгущенку в чистом виде и тем более в большом количестве. Это был мой гастрономический подвиг. Но тогда, в палатке, эта банка сгущенки была самым вкусным, что можно было придумать. Видимо за все эти дни поездки наши организмы не получали оптимального количества нужных составляющих. Нет, нас хорошо кормили, но чего-то не хватало. И вот это «чего-то» накапливалось, накапливалось и однажды вылилось банкой сгущенки мне в рот.

Также в эти потерянные дни мы видели пару дельфинов на закате дня. Однажды все-таки прошел резвый дождик, во время которого мы все молились на наши навесы. Вечерами мы ползали по пирсу и собирали маленьких крабов, которые выползали на охоту. Как-то утром девчонки подложили в кеды некоторым нелояльным парням мятые абрикосы, что вылилось в нешуточные разборки.

Это время и место никак нельзя было назвать райскими: спать было тесновато, с туалетом и умывальником проблемы, кормежка не макдак. Но когда тебе что-то нравится, когда ты открываешь для себя новое чувство свободы, когда ты наслаждаешься каждой новой деревушкой или холмиком, тогда ты перестаешь обращать внимание на всякие мелочи. Как говорится: «с милым рай и в шалаше».

Продолжение следует...
Часть Четвертая. Последняя.
Метки: