?

Log in

No account? Create an account
DNK

Измени свою ДНК к лучшему

Previous Entry Поделиться Next Entry
Школьный трип по Крыму `97. Часть Четвертая (День 10 - 12). Последняя.
DNK
dsvintsov
Что было до этого:
Школьный трип по Крыму `97. Часть Первая (День 1 - 3);
Школьный трип по Крыму `97. Часть Вторая (День 4 - 6);
Школьный трип по Крыму `97. Часть Третья (День 7 - 9).

ДЕНЬ 10 - 11

В спорте есть такое понятие «уйти на пике формы». Быть на пике это значит, что спортсмен прошел весь тернистый путь, выиграл немало титулов, заработал много денег и в данный момент признается одним из лучших в своем виде спорта. И в этот момент, когда о тебе все знают и везде говорят, за тебя болеют и переживают, спортсмен завершает свою спортивную карьеру. Зачем он это делает? Он же еще может продолжать выступать, выигрывать, зарабатывать деньги. Пусть и не выигрывать постоянно, как раньше, но все же. Ведь у спортсмена период активности результатов и заработка короток, и нужно выжимать максимум, до последней капли, чтобы на оставшуюся жизнь хватило.

Процесс завершения карьеры у многих спортсменов вызывает сложности. Некоторые не могут решить когда это сделать, откладывают каждый раз, а те, кто завершил уже карьеру, иногда не выдерживают и возвращаются в спорт. Это сложно и каждый спортсмен выбирает свой путь сам, исходя из своих желаний и жизненных приоритетов. Чтобы избежать всех этих сложностей нужно уйти, находясь на вершине. Мотивация спортсмена, уходящего именно на пике своей формы проста, но противоречива. Он многого уже добился, самореализовался, а значит, не будет через какое-то время мыслей, что если бы еще чуть-чуть потерпел, то, наконец, выиграл бы. Еще одной веской причиной является нежелание проигрывать. После пика дорога всегда идет вниз, результаты падают. В этот момент спортсмен будет четко осознавать, что он уже не тот, где-то слабее других, не всегда хватает мотивации, настроя – выигрывать становится гораздо тяжелее. Это неприятно осознавать никому, а спортсмену тем более, и уйти на вершине это хорошее решение проблемы.

Спорт и жизнь всегда ходят рядом, отчасти потому, что спорт является частью жизни. В спорте действуют такие же законы, как в жизни, а в жизни играют по тем же спортивным правилам. В жизни тоже бывают случаи, когда нужно вовремя остановиться, замолчать, развернуться и уйти, перестать сопротивляться. Когда ешь, даже если что-то очень вкусное, главное вовремя остановиться, чтобы, объевшись, не стало плохо. Когда играешь в казино или воруешь деньги у государства, главное вовремя остановиться. В таких случаях обычно говорят, что нужно иметь чувство меры.


Момент нашего отъезда был выбран идеально. Мы уезжали «на пике формы». Мы уже получили от пляжа, моря и солнца все, что могли. Но они нам еще не начали надоедать, как было бы, если бы мы протянули еще пару дней.

Утром четвертого дня мы собрали палатки, сложили вещи, убрали за собой территорию, искупались на дорогу, и, проводив благодарным взглядом нашу набережную, двинули в сторону причала, который находился на одном из ближайших пирсов. Там мы сели на «ракету», которая с ветерком, минут за 20 доставила нас в Ялту.

В Ялте мы взяли билеты на рейсовый автобус до Севастополя. Нам пришлось прилично поторчать на автовокзале, т.к. нам нужен был почти целый автобус, а так много пустых мест было только на рейс через несколько часов. Яндекс говорит, что по карте мы проехали всего 73 километра, но это не обычная скоростная трасса, а дорога вдоль моря с симпатичными серпантинами. Поэтому дорога была долгая и красивая. На карте трипа переезд по воде отмечен зеленым цветом, а на автобусе – рыжим.

6

В пути настроение во всей группе было довольно печальное. Наша поездка преодолела все свои пики, вершины и плавно катилась к завершению. Осознание этого факта рисовало на нашем лице откровенно кислые рожицы. И, спустя несколько часов, автобус, который загрузил в Ялте два десятка вполне бодрых москалей, выплюнул в Севастополе уже совершенно других людей. На нас резко накатила усталость и какая-то отрешенность. Мы выполнили все задачи, все посмотрели, на море побыли, а теперь нам осталось только вернуться домой. Очень похожее состояние бывает, когда проводишь целый день на природе, а потом садишься в машину или в автобус. Начинает вырубать. По крайней мере, на меня именно в транспорте накатывает усталость и всегда хочется спать.

Возможно, эта отрешенность стала причиной моего единственного географического пробела при воспоминании об этой поездке. Я не знаю где мы останавливались. Я помню, что это был обычный, но большой деревенский дом на берегу одной из бухт Севастополя. Но, хоть убейте, я не помню в какой из бухт это было. Поэтому на карте я не могу точно указать место, где мы остановились. Цифрой 14 указано приблизительное место.

Вечером у нас был домашний ужин, который после еды на костре показался нам верхом кулинарного искусства. После ужина я прогулялся к воде, оценивая возможность искупаться перед сном. Море в Севастополе не вызвало во мне доверия, все-таки город портовый. В воду я не полез, хотя очень хотелось после жаркого дня, да и привык я за последние несколько дней.

Этим вечером мы встретили одну диковинную для нашей поездки вещь – телевизор. Из-за него была продолжительная драка за пульт и за выбор канала. Я в ней принимать участие не стал и ушел спать, посмотрев только новости спорта. Кстати именно новости спорта помогли мне синхронизировать точные сроки нашей поездки. В тот день в новостях показали, что футбольный Спартак обыграл принципиального соперника ФК Ротор со счетом 3-2, в котором Максим Бузникин отметился хет-триком. Загуглить дату того матча мне не составило труда. Таким был день 9 июля 1997 года.

Из событий следующего дня я мало, что могу вспомнить. Их было немного и они не были запоминающимися.

В первой половине дня мы ездили в древний город Херсонес, который когда-то был греческой колонией. Нам провели экскурсию, мы побродили по разрушенным стенам и помещениям, напокупали каких-то сувениров, и, конечно же, искупались на местном пляже. Хотя пляжем это назвать трудно из-за огромного наличия острых камней и здоровенных булыжников.

3
(Фото из интернета. Херсонес)

На обратной дороге нас завели покушать в одну из чебуречных, а затем в магазин с местными крымскими винами, в котором нам посоветовали привезти пару бутылок родителям. Я вино брать не стал, т.к. денег оставалось не особо много, а чебуреки были так себе.

Вечером нас ждал прощальный с Крымом ужин в виде шашлыка. В этот раз эколог не имел к нему никакого отношения, а делали его гостеприимные хозяева. Хоть они и были друзья эколога, но шашлык у них получился гораздо вкуснее. Пока я ел, датчики моих вкусовых рецепторов зашкаливали от количества не пресной и не опостылевшей пищи. Это был хороший теплый крымский вечер. Все вечера в нашей поездке были теплыми, т.к. днем всегда было жарко, но здесь теплота была совсем другого происхождения.

ДЕНЬ 12

Где бы и когда бы я ни был, как бы мне там ни нравилось, и как бы я ни хотел остаться, а дорога домой для меня всегда была чем-то долгожданным. В случае если у нас есть дом, и мы не путешествуем и не переезжаем из города в город, то нас туда тянет всегда. Это где-то на уровне подсознания сидит. Дома привычная и удобная кровать, предсказуемый душ или ванна, еда по заказу и вкус наш любимый, знакомые лица соседей и вообще каждый сантиметр района. Уезжая из дома, мы радуемся, что увидим новые места, что порадуемся новым пейзажам, что наш взгляд не будет скучно скользить, а будет азартно выхватывать всякие мелочи вокруг нас. Но при этом, возвращаясь домой, мы с радостью ожидаем встречи со столь привычными нашему взору картинками, от которых мы старались уехать когда-то. Скорее всего поэтому дорога домой всегда кажется такой легкой, приятной и значительно короче, нежели дорога туда.

Каждый раз, просыпаясь в день отъезда, мои мысли неизменно были такими, будь-то пионерский лагерь, дача, поход или отпуск. Этот день также не был исключением. Я жаждал поделиться с кем-то своими впечатлениями, показаться родителям, что я живой, рассказать самые смешные и интересные моменты. Во мне стал зарождаться такой своеобразный азарт возвращенца, и мысли потихоньку стали уплывать в Москву. Даже уже ставший таким привычным сбор рюкзаков и тот проходил с осознанием того, что это в последний раз.

Поезд наш отправлялся с вокзала лишь через несколько часов, а мы уже были готовы к выходу. Нам подогнали старенький Зил с бортовым кузовом, который отвезет наши вещи на вокзал, чтобы мы добирались налегке. Мы покидали в кузов наши рюкзаки и прочие вещи, отрядили к водителю пару человек, чтобы на вокзале их было кому сторожить, а сами спокойно отправились на ближайшую остановку транспорта.

Если всю нашу поездку нанести в виде графика на оси координат, то получится четко выраженная синусоида наших эмоций и энергозатрат в определенный период времени. А у синусоиды, как мы знаем, есть точки максимумов и минимумов, в которых крутые подъемы резко сменяются такими же крутыми спадами, а спады - подъемами. Такими минимумами в нашем трипе был спокойный вечер в селе Прохладное (эмоции идут плавно вниз) и, последовавший за этим, первый день в Бахчисарае (эмоции резко вверх), переезд из Бахчисарая к морю (снова вниз) с подъемом на смотровую площадку в Долине привидений (резко вверх).

Синусоида это периодическая функция, в которой значения повторяются через определенный период времени. И если у вас функция идет вниз, то будьте уверены, что в ближайшее время она достигнет минимума и пойдет вверх, так уже было. В тот момент, когда мы «…отрядили к водителю пару человек, чтобы на вокзале их было кому сторожить, а сами спокойно отправились на ближайшую остановку транспорта…» у нас наступил очередной минимум.

Все начиналось довольно безобидно. Мы сели в троллейбус и поехали на рынок, чтобы закупиться домой крымскими фруктами и едой в дорогу, т.к. пожарить курочку, и сварить яички нам было некому. Троллейбус застрял в пробке (да, в Севастополе тоже без пробок никуда) и ехали мы очень долго. Потом по дороге мы постоянно останавливались, т.к. кто-то все время забегал в какие-то магазинчики и что-то себе покупал. Когда мы добрались до самого рынка, времени до поезда оставалось от силы часа полтора. Все разбежались, получив на руки 10 минут свободного времени. Я купил себе плавленый сыр в пакетиках, булочки люкс и пачку йогуртов со вкусом манго, как сейчас помню. И уже через 5 минут я был готов и стоял на месте встречи. К сроку подтянулись почти все, а не было только двух девчонок. Не было их ни через десять, ни через пятнадцать минут. Вернулись они к месту встречи только минут через 30 с полными пакетами каких-то фруктов и с огромным арбузом. Высказав все, что мы о них думали, мы рванули бегом.

Дело в том, что пока ждали девчонок, мы поняли, что опаздываем на поезд. И опаздываем не так, что планировали приехать за час до отправления, а приехали всего лишь за 20 минут. Нет, опаздываем вдрызг. Добежали до остановки, нырнули в битком набитый трамвай (вроде это был трамвай) и еле плелись до вокзала. Когда мы прибежали на вокзал, то до отправки поезда оставалось минут 15. Можно было бы выдохнуть, но тут мы осознали, что все только начинается – нет наших рюкзаков и нет машины. Разделившись, мы стали бегать в поисках по вокзалу и вокруг него, но безрезультатно. А время идет, остается 10 минут, девушка на вокзале уже давно вещает, что заканчивается посадка на скорый поезд Севастополь-Москва, отправляющийся с какого-то там пути. Задумавшись на секунду, мы с одноклассником взбежали по переходу над ж/д путями и стали с высоты смотреть по сторонам. Бинго! Мы увидели нашу машину за территорией вокзала, метрах в двухстах. Еще с перехода крикнув остальным направление местонахождения грузовика, мы рванули к нему сами. Прибежав к грузовику, наши челюсти отвалились. Блатная троица во главе с водителем сидели в кабине, которая находилась в тени дерева и расслабленно трещали о своем, даже не замечая, что мы опаздываем на поезд. Надо ли пояснить, что все рюкзаки были еще в кузове? Быстренько подобрав свои челюсти, мы обложили ребят крепким матом и начали спешно выкидывать рюкзаки из кузова. Подбегающие следом ребята стали ждать свои рюкзаки, на что мы им крикнули, чтобы они хватали любые и бежали на платформу.

Помните кадры из фильма «Один дома 2», когда вся эта орава бежит по аэропорту с сумками, билетами наготове, крича, матерясь и опаздывая? Вот так бежали и мы по вокзалу, по лестнице вверх, по лестнице вниз и по платформе. Поезд еще стоял, но время отправления уже прошло. Наш вагон, конечно же, был самым дальним от нас, и мы продолжали бежать. На платформе не было никого: все пассажиры уже внутри, провожающие схлынули, остались только мы и проводники, весело наблюдающие за нами сверху вниз.

Я бежал с рюкзаком, с палаткой и пакетами тех девчонок, которые задержались на рынке. Бежал не быстро, ибо пытался подбадривать девчонок. Через какое-то время я понял, что они не могут толком бежать под весом своих рюкзаков. Я остановился и сделал change. Отдав девчонкам их пакеты, я на одну руку повесил один рюкзак, на вторую руку – другой, и так с тремя рюкзаками я рванул дальше. Но когда я понял, что и это не сильно помогает, я скомандовал сбросить груз. В мусорку ушел купленный на рынке арбуз. И вот теперь мы побежали с нужной скоростью. Но пока мы перекидывали друг другу рюкзаки и пакеты, то оказались в самом хвосте бегущей колонны.

Внезапно, какой-то умный человек прокричал, что бы мы залезали в первый попавшийся вагон. Скорее всего это был один из сочувствующих проводников, т.к. у всех нас из-за стресса мозги-то поотшибало напрочь и сами до этого мы не додумались. И как только первый человек поставил свою ногу на нижнюю ступеньку лестницы, поезд тронулся. Все на мгновение замерли в оцепенении, но поезд, проехав пару метров, резко затормозил. Как оказалось, это проводница нашего вагона, у которой отсутствовало при посадке две трети пассажиров, дернула стоп-кран. Мы были ей за это безмерно благодарны.

Когда мы все залезли в разные вагоны, а поезд тронулся, я понял, что не готов сейчас пройти и метра. Руки отсохли от рюкзаков, я запыхался от бега и взмок так, что с моего носа капало на пол. Я отправил девчонок, чтобы они отнесли пакеты, заняли мне место в купе и привели пару парней в помощь, а сам в это время сел в тамбуре на рюкзаки перевести дух.

Первые пару часов поездки ушли на то, что мы пытались остыть физически и эмоционально. Катили баллоны на девчонок за задержку на рынке, на севастопольские пробки, на ребят, которые не разгрузили вещи. Но эти эмоции были такими яркими, что не могли долго продолжаться, и вскоре они сменились на улыбки и смех. Все-таки смешного в этом забеге было ничуть не меньше, чем злого. Даже наши учителя в итоге восприняли эту ситуацию с улыбкой.

Вот так успокоившись, мы провели оставшийся вечер пути в бурных воспоминаниях всей поездки, с самого первого дня. А позже, когда все было сказано, почти все съедено, все было разобрано и застелено, мы уснули. Уснули, чтобы на тринадцатый день прибыть на вокзал в Москве и закончить это самое увлекательное и запоминающееся путешествие в моей жизни.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Заключение это такая часть повествования, которая должна как-то отличаться от основного текста своими эмоциями, стилем и содержанием. И мне это удобно тем, что его я буду писать спустя 15 лет после описанных событий. В этом заключении я могу сказать то, чего не сказал тогда, о чем пожалел, но не сразу, на что не обратил внимание вовсе.

Наша поездка единогласно и безоговорочно была признана успешной. Мы выполнили все задания, никто не пострадал, Крым уцелел, все приехали загоревшими и безумно довольными. Проекты мы дописали потом в школе, деньги, которые собирали на всякий случай, Лариса Дмитриевна нам раздала обратно еще в поезде.

Текст во всех частях дополняют как реальные фотографии так и картинки, которые я специально спер из интернета для наглядности. Все события в поездке, к сожалению, подтвердить своими фотками не было возможности. Так получилось, что в поездке у нас было 3-4 фотоаппарата, на которые мы тщательно старались все запечатлеть. И я был среди тех, у кого он был. У меня было с собой три пленки, которые я старательно и со вкусом истратил все до последнего кадра. Все считали, что мои фотки получатся самыми удачными. Также считал и я, но только до тех пор, пока не посмотрел на проявленные негативы. Дело в том, что фотоаппарат у меня был не с автоматической перемоткой кадра, а с ручной и пользовался я им в первый раз. Вроде бы я все делал правильно и руки мои не так уж кривы, но в итоге у меня на всех трех пленках все 36 кадров были сняты друг на друга. Ни одной целой фотографии не получилось. Таким образом, я потерял все свои шикарные кадры. И как я ни старался, но ни до окончания школы, ни в последующие 15 лет, фотографий с Крыма с других фотоаппаратов я не видел. Но пока я писал эти воспоминания, то всячески пытался отыскать их у одноклассников. И я их нашел. Часть из них вы здесь увидели.

Для многих из нас, а не только для меня, эта поездка стала самой запоминающейся. Мы не один и не два раза вспоминали самые яркие ее моменты, и продолжали вспоминать каждый раз, когда нам приходилось встречаться после школы. И сейчас, если нас собрать вместе, то рано или поздно, когда любопытство о том кто, где, кем работает и на ком женат, уйдет, мы начнем с удовольствием вспоминать наш Крым. Так, однажды, в период очередного приступа ностальгии я обмолвился своим одноклассникам, что хотел бы как-нибудь через много лет повторить весь этот путь. До сих пор у меня желание это остается, более того оно окрепло после столь подробного описания воспоминаний. Тем более что подробная карта маршрута уже нарисована. Кстати именно нарисованная в Яндексе карта послужила моим вдохновением для написания такого большого количества слов. Я долго и кропотливо записывал все эти воспоминания в первую очередь для себя, во вторую – для своих одноклассников, которым, я уверен, тоже будет интересно это почитать. Ну а если это понравится кому-то еще, то я буду очень рад.

P.S. В качестве постскриптума ко всему этому безобразию я хочу сказать, что очень печально это осознавать, но мало кто из нас смог высказать тогда на вокзале слова благодарности тем людям, которые организовали для нас этот трип. Всем было как-то не до этого, а может мы и вовсе не могли оценить тот труд, который проделали для нас наша классная руководительница Лариса Дмитриевна и учитель экологии Виктор Георгиевич. Без них и без их решений по ходу действия мы бы вряд ли получили такие въевшиеся воспоминания. Лариса Дмитриевна, Виктор Георгиевич спасибо вам огромное!



Метки: